You are viewing sv_sorokina

06
Вчера, случайно, встряла с парой реплик в фейсбучный спор о нынешнем самочувствии православия. Зря, конечно, встряла, поскольку договориться невозможно, а остановиться невозможно тоже. А в дверях дочка кричит, что в театр опаздываем. А мама в фейсбуке сидит. А говорит, что делом занята. Вздохнула и выключила комп.

Тем не менее, осадок, как говорится, от разговора этого остался.

Ну, во-первых, не очень я поняла сам посыл: усилились нападки на православие, якобы. Мне это явление очевидным не представляется, даже наоборот,- считаю, что церковь по всем направлениям наступает на светское государство. В школе- основы религиозного воспитания, в армии- батюшки и муфтии, по телеку- прямые трансляции служб (первые лица в первых рядах), музеи отдают то, что церковь требует...
Так в чем нападки?

Наверное, в том, что многие заступаются за молодых женщин, которые схулиганили в храме. Мне эта их акция не понравилась, но считаю, что в тюрьму сажать никак не надо! Что за жестокость несоразмерная?

А еще, наверное, нападками считается обсуждение некоторых событий, связанных с Патриархом Кириллом. Часы там дорогущие, ну и судебное разбирательство с Шевченко по поводу квартир в Доме на Набережной.
А почему, собственно, это обсуждение считается нападками? Почему нельзя обсуждать? Достаточно того, что на больших федеральных каналах про все это- ни гу-гу, молчание полное. Или Патриарх- фигура неприкосновенная? Что ни сделает- во всем прав?
В фейсбуке я написала, что в наше время так мало авторитетов, что в лице иерархов хочется видеть нравственный пример. Один товарищ тут же уличил меня в отсутствии самостоятельности,- мол, вождь нужен. Чушь собачья. И я, и не только я, а многие нормальные и самостоятельные люди, не нуждаемся в вождях, но с радостью сверим свои настроения и поступки с мнением тех, кого считаем авторитетным и порядочным человеком.

До сих пор, даже после их смерти, я, например, мысленно разговариваю с теми, кого знала и уважала: с Дмитрием Лихачевым, Александром Менем, Зиновием Гердтом, Петром Вайлем, Георгием Чистяковым.... Как не хватает их, как жаль, что люди такого нравственного масштаба не живут сегодня рядом с нами!

Я не жду ничего особенного от тех, кто сегодня представляет нашу православную церковь. Но, вместо того, чтобы кричать о нападках, сделайте по крайней мере так, чтобы не было стыдно за тяжбы, за драгоценности, за неоправданную жесткость...
Проявите себя по-другому, в делах милосердных, и народ, как говорится, к вам потянется.
06
Только что прочитала у коллеги, работающего во Франции, о том, что тамошний спецназ все-таки уничтожил террориста, подозреваемого в серии убийств. Коллега спецназ обругал, мол не могли живым взять, то же мне профи!

Задумалась об этом событии и, разумеется, в голову полезли примеры из нашей новейшей истории.
У нас разве в зале "Норд-Ост"а хоть один террорист уцелел? Ну один, чтобы хоть узнать, всю цепочку организации этого ужаса... Из-за этого факта до сих пор сомнения гложут: а все ли мы узнали и поняли про события на Дубровке?
Или вот по делу взрыва в Домодедово: следствие заявило о причастности 28-ми человек, большинство из которых убиты в ходе всяких спец-операций, а парочка -в бессрочном розыске... Правда ли, что все они имели отношение ко взрыву, или нет- кто ж знает!

Всегдашняя проблема: брать живым или прикончить на месте, хотя бы для того, чтобы еще кого-нибудь не ранил или убил?
Вряд ли французы прикончили тулузского стрелка сознательно,- у них тоже выборы на носу, а электорат такое завершение операции вряд ли одобрит. Скорей всего, господин случай.

А есть еще случай с Брейвиком. Он убил, если не изменяет память, 74 человека (сплошь молодежь), а ему, по суду, светит меньше 20 лет комфортабельной шведской тюрьмы! Это справедливо?

К размышлениям о преступлении и наказании в современном мире примешиваются белорусские казни... А это как? И есть ли уверенность в том, что тамошнее скоропалительное расследование выявило истинных виновников взрыва в метро?

В общем, в ближайшее время всем нам (и в разных странах) снова предстоит думать о том, что такое справедливость в отношении тех, кто сам на эту справедливость наплевал.
06
В день выборов одна моя родственница, округлив глаза и понизив голос, сообщила, что знакомые ребята из ФСБ рассказали ей страшное: мол, где-то в прохоровских владениях-предприятиях замурованы сто пятьдесят человек, вставших когда-то у него на пути! Кошмар в том, что неглупая молодая женщина с высшим образованием всерьез восприняла этот доморощенный триллер и пересказывала окружающим. В тот момент я подумала, что, наверное, Прохоров несколько популярнее, чем это предполагалось, и страшные слухи судорожно запускаются с целью охолонить публику. Впрочем, я даже благодарна этим слухам, поскольку не знала, за кого голосовать, а тут решила, что - за Прохорова.

В понедельник посмотрела на сайте результаты нашего избирательного участка. Оказалось, что мы с соседями отдали Путину около 38 процентов голосов, Прохоров на втором месте. В Москве и Подмосковье, где было немало грамотных наблюдателей, результаты сильно отличаются от общероссийских, не говоря уж о северокавказских достижениях...
Если верить данным независимых наблюдателей, которые мониторили результаты выборов, голоса все-таки перекидывали от одних к другим и, судя по всему, больше всего сперли как раз у Длинного. А он почему-то молчит. Неопытность или договоренности?

Утром слышу иронический рассказ корреспондента одного из центральных каналов о вчерашнем митинге на Пушкинской: "Организаторы митинга подавали заявку на его проведение задолго до самих выборов. То есть они заранее были уверены в том, что они будут нечестными?"
Да, конечно. А у вас были сомнения?
06
Одна знакомая вчера рассказала мне, что недавно была на встрече с премьером. И была им очарована: как говорит! как слушает! И, главное, ей показалось, что он СЛЫШИТ и ПОНИМАЕТ каждого, с кем общается. Я вяло покивала в ответ на ее восторг. В ВВП есть, конечно, способность обаять собеседника, заставить поверить, что у лидера нации есть время и терпение вникнуть в то, что говорит простой смертный, даже карандашиком поводить в блокноте...
Есть еще такая психологическая ловушка- близость к власти. Это когда простой смертный попадает в редкую для себя ситуацию, на самый "верх", к богам почти что. Немножко дух захватывает, немножко сам себя уважаешь, поскольку удостоился. И на встречу идешь весь такой гордый, и со встречи- расправив плечи.
Мне даже понятны нервные предложения рабочих разогнать митингующую интеллигенцию. Чего не скажешь, чтобы сделать приятное собеседнику! (..."Только будь Ильич здоров, сладим любо-мило"...)
Это все понятно.
Не понимаю, когда речь идет о людях известных, знатных даже, тех, кому близость к власти вроде бы голову заморочить не должна. И цену обаянию этому магнетическому тоже знать должны.
Зачем этот поход в доверенные лица?
Милые, дорогие, любимые,- зачем вам это?
Неужели так зивисимы вы от благосклонности власти, от финансирования, от другой материальной конкретики?
Просмотрела список.
Несколько имен расстроили очень.

Интересное предложение

06
Вот ведь никогда не знаешь, что день принесет: сижу себе на работе у компа, никого не беспокою, готовлюсь к интернет-эфиру, вдруг звонок. Информационщики из "Эха" вежливо уточняют, не я ли предложила Путину уйти в отставку? Роюсь в памяти, пытаясь воостановить в памяти события последних дней, многочисленные разговоры, переписку... Когда ж это? Оказывается, только что открылся предвыборный сайт кандидата в президенты и там есть страница, где заинтересованные избиратели могут оставлять свои предложения. Вот среди первых и появилось предложение ВВ уйти в отставку за подписью моей полной тезки Светланы Сорокиной. Без уточнения профессии и места обитания. Надо сказать, предложение это нашло поддержку в голосовании, и не осталось единственным в этом роде.
Надо будет понаблюдать за жизнью сайта и содержанием предложений, на него поступающих...
Так что ничего лично я Путину не писала. Но предложение, конечно, интересное.

Личный вред

06
На подступах к пропускным рамкам, в еще редкой толпе, ко мне подскочили двое молодых людей:
-Мы проводим социологическое исследование. Можно задать вопрос?
На вид молодые люди были совсем-совсем зеленые, и я, понимая, что это тренируются студенты, решила откликнуться:
-Задавайте свой вопрос...
Девушка кивнула и посмотрела на меня внимательнее. Не узнала. Вопрос меня огорошил:
-А что плохого сделал лично Вам Владимир Путин?
Я посмотрела наверх, где в сером небе летали разноцветные шары, и сказала девушке:
-Это долгий разговор, а я хочу послушать выступающих. И пошла дальше, в постепенно сгущающуюся толпу, раскланиваясь со знакомыми и обмениваясь впечатлениями со всеми, кто оказался рядом:
-Кто это кричит, не узнаю что-то?
-Навальный... В тюряге посидишь, еще не так заорешь...

Вокруг, куда ни глянь, виднелись образцы креативного творчества "недовольных горожан" (так, уже позже, были названы митингующие в одном из телерепортажей),- и смешно, и зло, и по всякому. Трибуну и экран было почти не видно, поскольку на ближних подступах стояли люди с большим количеством флагов, и флаги эти перекрывали выступающих. Но слышно было хорошо. Тема поменялась: на Болотной все больше про честные выборы было, а на Сахарова - про нечестную власть. До конца митинга я не осталась, поскольку замерзла сильно, да и настроение почему-то было не такое духоподъемное, как в прошлый раз. Уходила на выступлении Собчак.

Вспомнился вопрос про Путина. А правда, что он мне лично плохого сделал, земляк мой?
Старое НТВ разгромил. А потом десять лет неустанно приводил федеральные СМИ в то состояние, которое сегодня видим. Личное это? Наверное. Потом ЮКОС разгромили, два дела пошили Ходорковскому и Лебедеву... Личное? Да, поскольку попутно власти разгромили и "Интерньюс" за невосторженный образ мыслей и за то, что его образовательные программы фмнансировал ЮКОС. "Курск", "Нордост", Беслан... Помню, как знакомый спасатель с белым от злости лицом говорил мне: "они не сказали про антидот, суки..." Помню вранье первых дней о Беслане. Очень все это личное, до печенок, до страдания на многие годы.

Сентябрьская передача власти, выборы и недавние оскорбления в адрес митингующих- на фоне этих событий сущая ерунда, но этого оказалось довольно для того, чтобы что-то быстро и необратимо изменилось в терпеливой атмосфере отечества. Что-то, что власти не понимают, а оттого еще сильнее раздражаются. Злятся, а значит, неправы.

А напоследок я скажу

06
Делаю эту запись с единственной целью,- ответить тем, кто написал комментарии к нашему с Ирой Ясиной сообщению о выходе из Совета по правам человека. Сообщений было так много, что я физически не могла ответить каждому, уж простите.

Хочу уточнить, что Совет является общественной организацией, так что ни на какой государевой службе (и уж тем более в администрации президента) мы отродясь не состояли! В Совет нас пригласила Элла Александровна Памфилова, причем именно благодаря ей коллектив собрался замечательный и разнообразный: Людмила Алексеева, Юрий Джибладзе, Тамара Морщакова, Светлана Ганнушкина, Ярослав Кузьминов, Сергей Караганов, Дмитрий Орешкин, Лена Панфилова, Татьяна Малева.... около сорока человек всего. Грех было не воспользоваться таким приглашением. Правозащитникам (а таких в Совете немало) причастность к президентскому Совету давала возможность взаимодействия (и воздействия) с чиновниками, помогать людям. Два раза в год мы встречались с Президентом и говорили о том, что считали важным, и передавали бумаги с нашими предложениями. То есть Совет этот- один из источников информации для первого лица, канал слышимости.
Во всяком случае, мне так казалось.
Впрочем, до определенного момента.
Хотела подождать до весны, когда новый президент соберет новый Совет на свой вкус (так полагается), но уж больно противно стало в декабре. Не захотелось продолжения.

Спасибо всем, кто понял и поддержал.

Наше с Ириной решение.

06
Фальсификация итогов выборов в Государственную Думу и грубая расправа над участниками протестных митингов вынуждают нас, Светлану Сорокину и Ирину Ясину, членов Совета при Президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, выйти из этого Совета.

Войдя в состав Совета мы обе искренне верили,что даже если нам не удастся остановить произвол властей и коррупцию в масштабах страны, то, по крайней мере, мы сможем помочь конкретным людям и организациям. Три года работы Совета при Президенте Медведеве убедили нас в том, что уважение прав и свобод граждан России не являются приоритетом в деятельности российского президента и его команды. Фальсификация итогов парламентских выборов, к которым вообще не были допущены люди, за которых мы бы хотели голосовать, стало просто последней каплей.

Наше решение принято с огромным уважением к тем замечательным людям, которые, оставаясь членами Совета, ещё верят в возможность демократических изменений внутри действующей власти.


Светлана Сорокина, Ирина Ясина

Необычный форум

07
В России ежегодно лишают родительских прав больше 60-ти тысяч человек. Как вы понимаете, в катастрофических случаях, а не в тех, что можно считать просто ужасными. Потому что если условия жизни детей в родной семье просто ужасные, можно задвинуть ногой под грязный стол грязное же барахло и пустые бутылки, позвать прессу и, пуская пьяную слезу, сказать, что из-за нищеты власти (проклятые) разлучают с родной кровиночкой…
Только что в ток-шоу у одного телевизионного коллеги видела как раз такую историю: два голых ребенка в неимоверной грязи, и мамаша, говорящая что-то про трудные жизненные обстоятельства.
Так что бесперебойное поступление все новых детей-сирот в госучреждения в ближайшие годы обеспечено.
А в семьи берут, конечно, но не так часто, как хотелось бы.

В конце недели в Москве собрались человек двести пятьдесят приемных родителей. Министерство образования пригласило пообщаться и подумать о будущем.

Они приехали из самых разных городов и сел, очень разные по возрасту и достатку, внешности и характеру… Общим и объединяющим было единственное обстоятельство: все они давно или недавно взяли в свою семью ребенка-сироту. Чаще – несколько детей. Я уж сколько всяких таких историй слышала и видела, а вот опять пронимало до печенок. Одна мама рассказывала, как они с мужем пришли за девочкой, а рядом мальчишка годовалый лежал пластом, поскольку ноги в гипс закованы были из-за врожденной косолапости. Взяли обоих. Выходили этих, чуть подрастили, как еще двух девочек взяли, поскольку их, больных, никто не брал… Сейчас у них шестеро. Мама рассказала, как много трудностей было, как не гладко приживались ребята, как не сладко приходилось родителям. Но до чего же хорош был этот рассказ!

И проблем, конечно, много. Чуть ли главной печалью называли люди проблему отношения окружающих к семьям с приемными детьми. Потому что детей дразнят, а родителей подозревают в меркантильном интересе. Мол, на пособия позарились, на помощь государственную. И почему сами эти завистники не позарились на эти небольшие и нелегкие деньги?

В общем, решили мы создавать какую-нибудь общероссийскую общественную организацию,- союз или ассоциацию приемных семей. Вместе как-то легче. И перспективнее.

Про кормежку

06
Читаю переписку Милова и Алексашенко в ЖЖ. Ну, и Навального комменты- тоже.
Всем троим ума не занимать, но на этой националистической тематике с ума можно сойти.

Только что где-то прочитала, что последние опросы и иследования у нас в стране не фиксируют каких-либо опасных в этом отношении настроений. Спокойная, вроде бы, ситуация. Однако, не надо на Манежку ходить, а надо всего лишь поговорить с самыми разными людьми в разных городах нашей родины,- и настроение считывается другое.
По большому счету, и Навальный, и Милов всего лишь говорят вслух о том, что обдумывают про себя очень многие сограждане.
Есть тема.

В этом споре мне созвучны соображения Сергея Алексашенко.
Вот только вспомнила я недавнее отмечание дня рождения Рамзана Кадырова. Шикарное такое отмечание, и с ТВ-трансляцией по российскому телевидению, чтобы это событие случайно мимо нашего внимания не прошло. И чтобы легкомысленные либералы-интернационалисты случайно задумались над враждебным, но навязчивым вопросом: а не хватит ли кормить?..

Подробнее об этом - в "Гражданской обороне" 27 октября в 16.00: http://ria.ru/go/