Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

06

А вдоль дороги мертвые с косами стоят...

В день выборов одна моя родственница, округлив глаза и понизив голос, сообщила, что знакомые ребята из ФСБ рассказали ей страшное: мол, где-то в прохоровских владениях-предприятиях замурованы сто пятьдесят человек, вставших когда-то у него на пути! Кошмар в том, что неглупая молодая женщина с высшим образованием всерьез восприняла этот доморощенный триллер и пересказывала окружающим. В тот момент я подумала, что, наверное, Прохоров несколько популярнее, чем это предполагалось, и страшные слухи судорожно запускаются с целью охолонить публику. Впрочем, я даже благодарна этим слухам, поскольку не знала, за кого голосовать, а тут решила, что - за Прохорова.

В понедельник посмотрела на сайте результаты нашего избирательного участка. Оказалось, что мы с соседями отдали Путину около 38 процентов голосов, Прохоров на втором месте. В Москве и Подмосковье, где было немало грамотных наблюдателей, результаты сильно отличаются от общероссийских, не говоря уж о северокавказских достижениях...
Если верить данным независимых наблюдателей, которые мониторили результаты выборов, голоса все-таки перекидывали от одних к другим и, судя по всему, больше всего сперли как раз у Длинного. А он почему-то молчит. Неопытность или договоренности?

Утром слышу иронический рассказ корреспондента одного из центральных каналов о вчерашнем митинге на Пушкинской: "Организаторы митинга подавали заявку на его проведение задолго до самих выборов. То есть они заранее были уверены в том, что они будут нечестными?"
Да, конечно. А у вас были сомнения?
06

Интересное предложение

Вот ведь никогда не знаешь, что день принесет: сижу себе на работе у компа, никого не беспокою, готовлюсь к интернет-эфиру, вдруг звонок. Информационщики из "Эха" вежливо уточняют, не я ли предложила Путину уйти в отставку? Роюсь в памяти, пытаясь воостановить в памяти события последних дней, многочисленные разговоры, переписку... Когда ж это? Оказывается, только что открылся предвыборный сайт кандидата в президенты и там есть страница, где заинтересованные избиратели могут оставлять свои предложения. Вот среди первых и появилось предложение ВВ уйти в отставку за подписью моей полной тезки Светланы Сорокиной. Без уточнения профессии и места обитания. Надо сказать, предложение это нашло поддержку в голосовании, и не осталось единственным в этом роде.
Надо будет понаблюдать за жизнью сайта и содержанием предложений, на него поступающих...
Так что ничего лично я Путину не писала. Но предложение, конечно, интересное.
06

А напоследок я скажу

Делаю эту запись с единственной целью,- ответить тем, кто написал комментарии к нашему с Ирой Ясиной сообщению о выходе из Совета по правам человека. Сообщений было так много, что я физически не могла ответить каждому, уж простите.

Хочу уточнить, что Совет является общественной организацией, так что ни на какой государевой службе (и уж тем более в администрации президента) мы отродясь не состояли! В Совет нас пригласила Элла Александровна Памфилова, причем именно благодаря ей коллектив собрался замечательный и разнообразный: Людмила Алексеева, Юрий Джибладзе, Тамара Морщакова, Светлана Ганнушкина, Ярослав Кузьминов, Сергей Караганов, Дмитрий Орешкин, Лена Панфилова, Татьяна Малева.... около сорока человек всего. Грех было не воспользоваться таким приглашением. Правозащитникам (а таких в Совете немало) причастность к президентскому Совету давала возможность взаимодействия (и воздействия) с чиновниками, помогать людям. Два раза в год мы встречались с Президентом и говорили о том, что считали важным, и передавали бумаги с нашими предложениями. То есть Совет этот- один из источников информации для первого лица, канал слышимости.
Во всяком случае, мне так казалось.
Впрочем, до определенного момента.
Хотела подождать до весны, когда новый президент соберет новый Совет на свой вкус (так полагается), но уж больно противно стало в декабре. Не захотелось продолжения.

Спасибо всем, кто понял и поддержал.
06

Наше с Ириной решение.

Фальсификация итогов выборов в Государственную Думу и грубая расправа над участниками протестных митингов вынуждают нас, Светлану Сорокину и Ирину Ясину, членов Совета при Президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, выйти из этого Совета.

Войдя в состав Совета мы обе искренне верили,что даже если нам не удастся остановить произвол властей и коррупцию в масштабах страны, то, по крайней мере, мы сможем помочь конкретным людям и организациям. Три года работы Совета при Президенте Медведеве убедили нас в том, что уважение прав и свобод граждан России не являются приоритетом в деятельности российского президента и его команды. Фальсификация итогов парламентских выборов, к которым вообще не были допущены люди, за которых мы бы хотели голосовать, стало просто последней каплей.

Наше решение принято с огромным уважением к тем замечательным людям, которые, оставаясь членами Совета, ещё верят в возможность демократических изменений внутри действующей власти.


Светлана Сорокина, Ирина Ясина
06

Про кормежку

Читаю переписку Милова и Алексашенко в ЖЖ. Ну, и Навального комменты- тоже.
Всем троим ума не занимать, но на этой националистической тематике с ума можно сойти.

Только что где-то прочитала, что последние опросы и иследования у нас в стране не фиксируют каких-либо опасных в этом отношении настроений. Спокойная, вроде бы, ситуация. Однако, не надо на Манежку ходить, а надо всего лишь поговорить с самыми разными людьми в разных городах нашей родины,- и настроение считывается другое.
По большому счету, и Навальный, и Милов всего лишь говорят вслух о том, что обдумывают про себя очень многие сограждане.
Есть тема.

В этом споре мне созвучны соображения Сергея Алексашенко.
Вот только вспомнила я недавнее отмечание дня рождения Рамзана Кадырова. Шикарное такое отмечание, и с ТВ-трансляцией по российскому телевидению, чтобы это событие случайно мимо нашего внимания не прошло. И чтобы легкомысленные либералы-интернационалисты случайно задумались над враждебным, но навязчивым вопросом: а не хватит ли кормить?..

Подробнее об этом - в "Гражданской обороне" 27 октября в 16.00: http://ria.ru/go/
06

Сила в правде? Кто прав, тот и сильнее?

Правые (раскольники) пока не определились, вернут ли Прохорову деньги, потраченные на партию.
Не вернут, наверное. Так что потерял Прохоров и партию, и деньги.

Я Михаила Дмитриевича видела один только раз, когда он только-только решил войти в политику и говорил об этом на "Эхо". Спросила в коридоре, не у микрофона: неужели это Ваше решение? На что Вы надеетесь? Ответ был самым что ни на есть уверенно-оптимистичным.

Однако короткая басня получилась.

Вряд ли у Михаила Дмитриевича получится новое политическое объединение.
Совсем невероятно, что удастся "зачистка сурковщины".
И абсолютно ясно, что "Правого дела" в Думе не будет.

Прохоров заявил, что на выборы не пойдет. Лишились наши выборы еще одного избирателя.
А вы пойдете на выборы? Не из-за ситуации с "Правым делом", а- по совокупности?



Сегодня в программе "Гражданская оборона":
политологи Дмитрий Орлов и Дмитрий Орешкин в поисках ответа на вопрос "Есть ли выбор?"

http://ria.ru/go/

"Он шел на Одессу, а вышел к Херсону"...

Эту строчку из песни я вспомнила после того, как самолет, на котором мы, члены президентского совета по правам человека, летели на встречу с Медведевым, уже полчаса находился в воздухе. Дело в том, что летели мы в Ставрополь, но в самолете сотрудник президентской администрации Иван Демидов (бывший "Музобоз")сообщил по громкой связи, что летим мы на самом деле не в Ставрополь, а в Нальчик. А запутали всех из соображений безопасности. Вместе с нами на встречу с президентом летели муфтии (человек десять). Так вот муфтии оживились, им почему-то новое место приземления понравилось больше.

В аэропорту было много встречающих в разных военных формах: помимо гаишников и людей в комуфляже, были также люди в черной форме с автоматами в руках. "Ой, а это кто?" -спросила я в пространство и пространство голосом Демидова ответило:"Волонтеры местные". Этих хмурых волонтеров мы встречали все время своего пребывания в Нальчике.

Сама встреча проходила в громадном здании советской постройки, где располагается одновременно президент республики, правительство и конституционный суд. Перед зданием- громадная площадь, на которой, видимо, раньше проводили парады и демонстрации, а вчера на эту площадь приземлились три вертолета. В одном из них прилетели Медведев, Хлопонин и Каноков. И наша встреча началась.

Собственно, потому и встретились на Кавказе, что главная тема для обсуждения была- кавказская. Мои коллеги делали доклады (хорошие, на мой взгляд), а я все маялась желанием поспрашивать того же Хлопонина,- как оно на практике, как на самом деле? Светлана Ганушкина сказала: "Хватит уже отчитываться трупами, надо считать тех, кто смог вернуться к нормальной жизни",- президент согласился. Эмиль Паин сказал, что по опросам, около 60-ти процентов россиян считают, что Курилы нельзя отдавать ни в коем случае, а вот Кавказ- долой!
Тамара Морщакова (и не только она) сообщила, что по многим поручениям президента (после наших встреч) нет вообще никакой реакции, а значит, нет результатов нашей работы,- президент не согласился. Все-таки что-то исполняется, хотя механизм и не идеальный...
Мара Федоровна Полякова и Лена Панфилова говорили о Магнитском, о серьезных процессуальных и судебных нарушениях, которые мы выявили. "Я все поручения дал. И бумагу, которую вы сейчас дали, расписал только что."

Еще президент сказал, что поддерживает идею закона о гражданском контроле, но его надо так тщательно прописать, чтобы он стал реально работающим. Не поддержал идею создания отдельной федеральной службы по детству и алиментного фонда (если не поймать папашу, государство само помогает матери-одиночке), признал, что закон о полиции- не идеальный...

Через два с половиной часа, предложив следующую встречу посвятить вопросам экологии, президент закончил разговор, но был на минуточку остановлен у дверей несколькими моими коллегами. Как-то в Нальчике все проще, доступнее. Что-то спрашивали Медведева, он коротко отвечал. Я тоже подошла:" Дмитрий Анатольевич, нам, чтобы долгосрочные рабочие планы строить, надо бы знать... Вы решились?" Президент засмеялся :"На что?", хотя видно было, что понял мой вопрос прекрасно. "Скажите, Вы на выборы пойдете? Здесь все свои"... "Вот в следующий раз встретимся, и я обязательно скажу".

Из зала выходила, разглядывая картины на стенах. Если верить табличкам, там оказались прижизненные портреты Петра Первого, Екатерины Второй, современный портрет Гергиева, страшноватый Айвазовский и вид горного склона, по которому лихо катится лыжник. "Путин, наверное",- предположил Алексей Симонов.











06

На чьей-то улице праздник

Утром позвонил знакомый (не самый впечатлительный человек) и возбужденно сообщил, что только что был в районе 5-й улицы Ямского Поля, где развернулись невиданные по масштабу действия по озеленению всех доступных клочков земли и мытью всех дорог и тротуаров. Лишние машины эвакуированы с территории целого квартала, представители полиции стоят на каждом углу... "Я сначала не понял, что и почему тут происходит, а потом сообразил, что здесь ведь располагается Российское телевидение, и что сегодня здесь ждут приезда президента",- сказал знакомый.

Ну да, завтра исполняется 20 лет Российскому телевидению, и ровно 20 лет назад, в восемь вечера, я вела первый выпуск "Вестей". От 13 мая 1991-го до конца ноября 1997-го. Время досталось, как вы понимаете, боевое: два путча, первая чеченская, приватизация и залоговые аукционы, выборы 96-го ("голосуй сердцем!"), информационные войны... Много чего было, о чем можно вспомнить и сегодня, и потом.
Здание "на Яме" как было, так и осталось за российским телевидением. Там и сейчас сидит руководство и работают новостийщики. Правда, не раз перестроенное за эти 20 лет. Теперь, наверное, и не узнать будет: мои бывшие коллеги, те, кто до сих пор работают там, сказали, что стены за последние несколько недель не раз перекрашивали. Ну, а озеленение и мытье, как всегда,- в последний момент, к высокому визиту. С Президентом и отметят юбилей сегодняшние обитатели "Ямы".

Обидно ли мне, что меня не пригласили на праздник общения? Боже упаси... В конце-концов, новостных ведущих за эти годы было много, всех не упомнишь. Да и о чем разговаривать представителям разных журналистских эпох сегодня? Что ли о свободе слова?

Но не пригласили тех, кого забывать в этот день было нельзя: отцов-основателей РТР Олега Максимовича Попцова и Анатолия Григорьевича Лысенко.
А указ о создании российского ТВ подписал Борис Ельцин. Интересно, если бы он был жив, его бы тоже не пригласили на торжественную встречу с нынешним президентом?

В общем, поздравляю всех моих коллег по "Вестям" с юбилеем. Пусть ваши воспоминания о том времени будут светлыми. А нынешним сотрудникам ВГТРК могу пожелать получать хотя бы половину того удовольствия от работы, которое получали мы...

Надо будет доехать до улицы Ямского Поля, посмотреть на нее в праздничном уборе.

По поводу.

Вчера позвонил Дима Быков и попросил придти к нему в субботний эфир, на радио. Отказалась, поскольку позвала на это время гостей, даже не уточнила тему и повод.
Наверное, что-нибудь о "5 канале"... Мне, во всяком случае, звонят из разных изданий и предлагают прокомментировать непродление контракта. Думаю, и Быкова вопросами замучили, и Сванидзе, и Млечина...

Так что - несколько слов в связи и по поводу.
Ровно год назад многострадальный 5-й питерский канал в очередной раз менял руководство и, соответственно, программное наполнение. Когда меня пригласили на работу, согласилась не сразу: к тому моменту я уже года два не имела дела с ТВ и, честно говоря, не слишком по нему скучала.
Однако, пошла. Я ведь когда-то именно в Питере начинала свою работу на телевидении, на телеканале, который в конце 80-х, раньше столичного ТВ, стал работать по-другому, по-новому. Не было денег, но был драйв и огромный интерес ко всему происходящему в городе и мире.
Недавно была в Питере и заходила в здание телекомплекса на Чапыгина. Грустно как: пустое здание, пустые коридоры, пыльные окна. А я ведь помню, как здесь бурлила жизнь...

Программы, которые были запущены год назад, в основном делались в Москве.
Помню, как тогдашнее руководство гордилось придуманным девизом,- "телевидение для умных". Но умные в последнее время мало смотрят ТВ.
Не вдаваясь в анализ, скажу только, что руководству-2010 не хватило терпения, последовательности, времени, наконец. Не хватило хороших фильмов и сериалов, способных поддержать в эфирной сетке собственные программы. Не хватило свободы и смелости, чтобы чем-то по-настоящему удивить и заинтересовать.
Ведь бесстрашный разговор о событиях прошлого не может заменить честного обсуждения событий нынешних.

К новому году руководство опять сменилось. Пришли люди с первого канала. Уволены почти все сотрудники московского офиса. Без работы остались редакторы, режиссеры, монтажеры, делавшие программы для "5". Ведущие получили извещения о прекращении действия контракта.

Так получилось, что история моей телевизионной жизни закольцевалась: в 86-м я начала работу на питерском канале, а в 2010-м, на нем же, наверное, завершила. И в течение года у меня была возможность в своей "Программе передач" вспомнить наиболее интересные и успешные телепрограммы и фильмы, встретиться с многими-многими коллегами и просто людьми, с которыми посчастливилось пережить столько удивительных событий.

... Очередной звонок: "Скажите, а то, что с Вами не продлили контракт, не может быть связано с политикой?", "Нет, я не вела политическую программу".

Да, потому что все так или иначе связано с политикой.
Потому что весной будет двадцать лет, как я вела первый выпуск "Вестей" на РТР.
И десять лет, как отработала последнее ток-шоу "Глас народа" на НТВ.


PS Спасибо всем, кто поздравил меня с днем рождения!
Я вам тоже желаю здоровья и немножко удачи в наступившем году.
Или множко,- уж как получится.
Желаю, чтобы каждый из нас пореже чувствовал себя одиноким,
а в И-т заходил только тогда, когда удастся выкроить немножко
времени в напряженном графике реальной жизни.
07

Большая ли разница?

Это было в конце октября 1999 года (можно сказать: в конце прошлого века).
Я работала на НТВ в программе "Герой дня" и каким-то образом договорилась с пресс-службой об интервью с Лукашенко, который приехал с визитом в Москву.

Мы с редакторами не очень надеялись на то, что Александр Григорьевич приедет в студию, нервничали - ведь прямой эфир все-таки. Но уже днем были эвакуированы все машины, мирно стоявшие на стоянке возле 17-го подъезда, чуть позже приехала охрана, - проверять пути движения, студию и даже комнатку, где мы сидели с редакторами, а потом... По коридорам двигалась колонна во главе с белорусским президентом: охранники (свои и московские), а также посольские товарищи в полном составе. Александр Григорьевич был в добром настроении и мы бодро поговорили в эфире. И после эфира тоже.

Из тех разговоров я поняла, что Лукашенко уверен в двух грядущих событиях: в объединении наших стран и избрании его президентом нового Союза. Должна напомнить, что в то время популярность Лукашенко среди россиян была очень и очень высока. Мало того, если бы тогда он получил возможность участвовать в президентских выборах в России, то вполне вероятно мог победить, и сегодня мы бы любовались им на всех экранах... Интересно, ситуация сильно бы отличалась от той, что мы имеем? Александр Григорьевич тогда, видимо, еще не придавал значения недавно назначенному на пост новому российскому премьер-министру (сколько их к тому моменту поменялось?), а зря.

... После эфира мы (все так же, колонной) шли по коридорам Останкино. Мы,- потому, что меня белорусский президент попросил проводить его до выхода из здания. Из дверей выглядывали коллеги, изумленно округляли глаза, глядя на наше многолюдное шествие, и прятались в комнатах. Мы дотопали до крыльца, где я уже собиралась, наконец, откланяться, но тут случилось еще одно маленькое происшествие.
Надо сказать, что в те поры под крыльцом жила бездомная собака, которую мы все понемножку подкармливали. У той собаки незадолго до белорусского визита родились щенки, и один из них, смешно переваливаясь, пересекал пространство крыльца, аккурат перед нашей делегацией. Я не успела и глазом моргнуть, как передовой охранник, мужчина высокого роста и атлетического сложения, метнулся вперед, схватил за шкирку щенка и отшвырнул его в сторону. Щенок с визгом пролетел метров десять и упал в чахлые кусты, где продолжал еще некоторое время жалобно поскуливать. Видимо, на моей физиономии отразилось неприятное изумление, поскольку Александр Григорьевич, притормозив на секунду, сказал:

-Што? Шенох? Тах ему ше не больно!..