Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

06

Что такое справедливость?

Только что прочитала у коллеги, работающего во Франции, о том, что тамошний спецназ все-таки уничтожил террориста, подозреваемого в серии убийств. Коллега спецназ обругал, мол не могли живым взять, то же мне профи!

Задумалась об этом событии и, разумеется, в голову полезли примеры из нашей новейшей истории.
У нас разве в зале "Норд-Ост"а хоть один террорист уцелел? Ну один, чтобы хоть узнать, всю цепочку организации этого ужаса... Из-за этого факта до сих пор сомнения гложут: а все ли мы узнали и поняли про события на Дубровке?
Или вот по делу взрыва в Домодедово: следствие заявило о причастности 28-ми человек, большинство из которых убиты в ходе всяких спец-операций, а парочка -в бессрочном розыске... Правда ли, что все они имели отношение ко взрыву, или нет- кто ж знает!

Всегдашняя проблема: брать живым или прикончить на месте, хотя бы для того, чтобы еще кого-нибудь не ранил или убил?
Вряд ли французы прикончили тулузского стрелка сознательно,- у них тоже выборы на носу, а электорат такое завершение операции вряд ли одобрит. Скорей всего, господин случай.

А есть еще случай с Брейвиком. Он убил, если не изменяет память, 74 человека (сплошь молодежь), а ему, по суду, светит меньше 20 лет комфортабельной шведской тюрьмы! Это справедливо?

К размышлениям о преступлении и наказании в современном мире примешиваются белорусские казни... А это как? И есть ли уверенность в том, что тамошнее скоропалительное расследование выявило истинных виновников взрыва в метро?

В общем, в ближайшее время всем нам (и в разных странах) снова предстоит думать о том, что такое справедливость в отношении тех, кто сам на эту справедливость наплевал.
06

А вдоль дороги мертвые с косами стоят...

В день выборов одна моя родственница, округлив глаза и понизив голос, сообщила, что знакомые ребята из ФСБ рассказали ей страшное: мол, где-то в прохоровских владениях-предприятиях замурованы сто пятьдесят человек, вставших когда-то у него на пути! Кошмар в том, что неглупая молодая женщина с высшим образованием всерьез восприняла этот доморощенный триллер и пересказывала окружающим. В тот момент я подумала, что, наверное, Прохоров несколько популярнее, чем это предполагалось, и страшные слухи судорожно запускаются с целью охолонить публику. Впрочем, я даже благодарна этим слухам, поскольку не знала, за кого голосовать, а тут решила, что - за Прохорова.

В понедельник посмотрела на сайте результаты нашего избирательного участка. Оказалось, что мы с соседями отдали Путину около 38 процентов голосов, Прохоров на втором месте. В Москве и Подмосковье, где было немало грамотных наблюдателей, результаты сильно отличаются от общероссийских, не говоря уж о северокавказских достижениях...
Если верить данным независимых наблюдателей, которые мониторили результаты выборов, голоса все-таки перекидывали от одних к другим и, судя по всему, больше всего сперли как раз у Длинного. А он почему-то молчит. Неопытность или договоренности?

Утром слышу иронический рассказ корреспондента одного из центральных каналов о вчерашнем митинге на Пушкинской: "Организаторы митинга подавали заявку на его проведение задолго до самих выборов. То есть они заранее были уверены в том, что они будут нечестными?"
Да, конечно. А у вас были сомнения?
04

Как вчера...

Вчера в теле и радио-новостях поминали трагедию 11-го сентября. Вздрогнула, услышав, что прошло 10 лет,- неужели?
Я в тот самый день работала, новостной выпуск с бригадой сложить пытались. Мы тогда, после разгрома "старого" НТВ, временно наTv-6 пребывали и делали, кто что может. Так вот, сижу я в тесной комнатке где-то в коридорах Останкино, пытаюсь читать чьи-то сюжеты, посматриваю на монитор и размышляю на тему: пустой день, не слишком понятно, из чего делать выпуск. В дверях появилась (я почему-то очень помню именно этот момент) Лера Широкова, шеф-редактор. Она прислонилась к дверному косяку и тусклым голосом произнесла:
-Погоди верстаться, вроде бы есть что в начало поставить,- в Америке какой-то самолет в дом врезался...
-Спортивный? (почему-то первое, что пришло в голову, точно помню)
-Не знаю пока, просто анонс прошел.
-Жертвы?
-Тоже пока не знаю, надо СNN включить.
И Лера ушла к себе, в соседнюю комнатку. Я взяла пульт и несколько секунд вспоминала, на каком канале у меня CNN. В тот момент, когда я нажала на нужную кнопку, в коридоре раздались вопли, и в комнату вбежали сразу несколько моих товарищей:
-Включай!!!! А я и сама уже смотрела на эту жуть, на горящий небоскреб. Еще через минуту, прямо на наших глазах, в прямом эфире, самолет врезался во второе здание... Помню ощущение нереальности происходящего, растерянность даже, не хватало слов и воздуха. Мы все смотрели на экраны, судорожно читали посыпавшиеся сообщения, что-то складывали для своих новостей, которые надо было выдавать срочно, вне всякого расписания, но все это время не покидало чувство ужаса.
А ведь были уже развалины домов в Москве. И обе войны в Чечне уже начинались. И совсем вскоре будут Норд-Ост и Беслан... Привыкнуть невозможно. Принять запредельное как реальность,- очень трудно.
За прошедшие 10 лет было сделано много фильмов о трагедии 11-го сентября 2001-го. Мне почему-то запомнился финал одного из них, уже давнего: чернокожая женщина рассказывала, как бежала по этажам одного из зданий и успела-таки в последний момент уйти от смерти. Она показала белый костюм, в котором была в тот день, и сказала, что он был весь в грязи и саже, и она, день за днем, месяц за месяцем стирала и отбеливала его, пока не смогла вывести все пятна. Как память свою вычищала. Не чтобы забыть, а чтобы выжить.
06

По главной улице с ракетой

На Тверскую я вчера выехала как раз около шести вечера. И тут же заметила большое количество милиции на тротуарах. На расстоянии десяти метров друг от друга стояли, спиной к машинам, лицом к прохожим, молодые тщедушные люди, все подряд в форменных фуфайках не по размеру. Я даже стала внимательно рассматривать их нестройный ряд (благо в пробке все равно двигалась со скоростью минимальной) на предмет обнаружения хоть кого-то, кто имеет приличный внешний вид, но не увидела... Все представители оцепления были очень маленького роста, сутулые, худые и с тоскливым выражением лица. Темные теплые ватники (тужурки) болтались на них, как старая одежда на огородном пугале. За углом, правда, порадовали глаз вполне справные и откормленные ОМОНовцы, деловито переминавшиеся возле автозака.

Я ехала и пыталась сообразить, по какому поводу сегодня в центре так безопасно? Вроде, не 31-е...

Свернула на боковую улицу и зашла в магазин. Некоторое время бродила, выбирая еду, а потом, возле кассы, услышала обрывок разговора, который все и разъяснил. Мужчина шутливо спорил с женой о том, не взять ли чего-нибудь спиртного, а то, мол, настроение надо поднимать. С чего это у тебя настроение вдруг упало? А я сейчас на Тверскую вышел, а там- ракеты, много, огромные, движутся с тяжким гулом по центру города, и как-то тоскливо мне стало...
Репетиция парада.

Вспомнила, как несколько лет подряд, когда еще много ветеранов выходило на улицы наших городов, покупала цветы (сирень или тюльпаны) и шла дарить их всем встречным людям с медалями на груди. Мне 9-е мая всегда казался днем победы над войной, над смертью, и совсем не случайно он приключился весной...

А пушки-танки-ракеты всегда напоминают о войне, а значит, о смерти.
06

Тогда и теперь

Дело было двадцать пять лет тому назад, когда я только-только начинала работать на ленинградском телевидении. Помню, как однажды вечером выходила из здания телецентра и в фойе обернуласть на звук работающего телевизора. Шла программа "Время", и ведущие сказали как-то коротко и строго о том, что есть какие-то проблемы на атомной станции в Чернобыле. Стало тревожно, хотя на тот момент я и представить себе не могла масштаба этого многолетнего кошмара...

Через несколько дней двое моих знакомых поехали в Киев в командировку. И никому в голову не пришло отказаться от поездки или от нее отговорить. Спустя годы оба сильно болели,- вполне возможно это было отложенное последствие того киевского пребывания.

Спустя четверть века наблюдаю события в Японии.
Что происходит на их атомных станциях?
Как ведут себя тамошние специалисты и ликвидаторы? Какие решения принимают? Население, между прочим, моментально эвакуировали из прилегающих районов...
Все - по-другому или многое повторяется?
Наш Чернобыль был чем-то абсолютно и окончательно неповторимым или человечество будет и дальше платить за прогресс?

Одно можно утверждать точно: сегодня уже невозможна ситуация, когда о самой катастрофе мы узнали через несколько дней. И когда солдат гоняли в мертвую зону голыми руками собирать зараженные материалы. И когда по улицам пораженного радиацией города шли колонны первомайской демонстрации.

Смотрите прямой эфир "Гражданской обороны" 17 марта в 17.00:

http://www.rian.ru/go/
06

Подмененная жизнь

Утром собрала дочку в школу (новая четверть начинается), налила себе чайку и включила телек,-привычка такая, новости узнавать за завтраком. Ну, и узнала...
Поскольку в восемь утра сообщили только о взрыве в вагоне метро на Лубянке, я несколько минут думала, не может ли это быть каким-то бытовым чрезвычайным происшествием: ну, там, кто-то вез что-то воспламеняющееся или взрывоопасное? Словом, очень-очень не хотелось принимать тот факт, что это опять теракт.
Включила "Эхо", Интернет, и вскоре узнала о втором взрыве.

Я начала обзванивать своих коллег, которые именно в это время вполне могли оказаться в метро, поскольку работают в РИА-новостях и на службу добираются аккурат через дорогу от станции метро "Парк культуры".
Когда телефон одной из коллег оказался вне доступа,- испытала настоящую панику. Обошлось.

Возле дома меня обогнал мужчина, который торопливо говорил по телефону:"Третий взрыв... Слышал? Вроде бы, на проспекте Мира..." Села в машину, включила радио,- вроде нет, не подтверждается.
На работе проблемы с сайтом,- наверное, слишком много посетителей. Мы быстро пытаемся решить,- нужно ли что-то организовывать прямо сейчас, или сегодня -время новостей, а первые версии и попытки осознания,- позже? И опять звонки, уточнения, разговоры.

ОНИ не только убивают и калечат. Они и всех прочих заставляют жить подмененной жизнью, проворачивать маховик страха, догадок и опасений.

А только что позвонила еще одна знакомая: "Добрый день!"
"Какой же он добрый?"
"А почему нет? Весна, наконец, наступила... Солнышко. У тебя что-то случилось?"
Она не смотрела и не слушала новостей. И я ей позавидовала.

P.S. Если среди вас есть свидетели и очевидцы взрывов в метро, напишите мне.
В четверг буду делать программу. Прямой эфир.
06

А корабль плывет

По телевизору премьер-министр второй час отвечает на вопросы граждан.
Слушать совсем уж внимательно - не могу, поэтому, между дел, просто иногда поглядываю на голубой экран. А экран голубой – голубой… А посреди этой голубизны как бы белый корабль плывет, то ли по морю, то ли по небу. Красота!
Вопросов пришло, оказывается, аж полтора миллиона, но премьера это не пугает, он уверенно отвечает, без запинки, все помнит, все знает, во всем уверен.

А я вспомнила, как в 98-м записывала первое интервью с ВВ. Он тогда еще был в другой должности, никто его не знал в лицо. Наверное, это было его первое большое телевизионное интервью, поэтому про прямой эфир даже речи не было, а примерные вопросы были высланы пресс-службе заранее.
Обычно я так не делала, но пришлось пойти на эти условия, поскольку было лето, событий и «героев» - мало, а тут новое назначение, руководитель ФСБ. Да и не было тогда еще много вопросов к этой организации. Это потом…

Ничего особенного в том интервью не было. ВВ был «зажат», смотрелся так себе, интересного ничего не сказал. Помню, мой тогдашний телевизионный начальник сказал, что для телевидения этот персонаж неинтересен, прогресса не будет.
Но он ошибался.
Путин очень быстро учился, стремительно. И с журналистами знакомился, и проявлял редкую в этих сферах обязательность в общении с прессой, и уверенность появилась у него перед камерой, а прямой эфир перестал быть проблемой.
Потом много чего было, - назначение преемником, вторая чеченская война, взрывы домов, первые выборы, уничтожение «старого» НТВ, «Курск», «НордОст», Беслан, дело Ходорковского… Много было вопросов, очень много.
И один из них такой: как он умудрился пройти через все эти события, через трагедии и катастрофы, и остаться как бы ни при чем? В том смысле, что рейтинг не упал и доверие только окрепло.

И вот теперь сидит он в белой этой лодке посреди голубизны небесной, и уже третий час отвечает на вопросы любознательных сограждан. Размах действа грандиозен: тут тебе и прямые включения из разных городов и сел, и телефонные звонки, и Интернет, и бегущая строка, и аудитория вокруг...
А у меня сегодня вопросов почему-то опять нет.